психологические статьи




психологическая статья

Симпатии и притяжение.

рубрика: Социальная психология, прочитано - 18309 раз


“Известно
множество различных интерпретаций того факта, что индивид ищет общество себе
подобных”[1]. У
человека поиск контактов с другими людьми связан с возникающей потребностью в
общении. В отличие от животных потребность в общении, контакте является вполне
самостоятельным внутренним стимулом, независимым от других потребностей (в
пище, в одежде и т. д.). Она возникает у человека чуть ли не с момента рождения
и наиболее отчетливо проявляется в полтора-два месяца. Человек с этого момента
становится объектом и субъектом симпатий и антипатий. Составляющими
компонентами взаимной привлекательности являются симпатия и притяжение.
Симпатия — есть эмоциональная положительная установка на объект. При взаимной
симпатии эмоциональные положительные установки создают целостное
внутригрупповое (внутрипарное) состояние удовлетворения взаимодействием (непосредственно
или опосредованно).



Притяжение как одно из
составляющих межличностной привлекательности в основном связано с потребностью
человека быть вместе, рядом с определенным другим человеком. Притяжение чаще,
но не всегда, связано с переживаемой симпатией (эмоциональный компонент
взаимодействия). Реже, но встречаются случаи, когда притяжение испытывается к
личности, не вызывающей выраженной симпатии. Этот феномен притяжения часто
обнаруживается при однонаправленном отношении к популярной личности. Таким
образом, симпатия и притяжение могут проявляться иногда независимо друг от
друга. В том случае, когда они достигают максимального своего значения и совпадают,
связывая субъектов общения, взаимодействия, нужно уже говорить о межличностной
привлекательности. Межличностная привлекательность может приобрета
устойчивый характер связи между субъектами, что постепенно переходит в
их взаимную привязанность (субъективную взаимозависимость). Межличностная
взаимная привязанность предполагает включение мотивационных структур личности.
Более того, переход межличностной привлекательности в межличностную привязанность
преобразует мотивы взаимоотношений между людьми. “Быть вместе реально или
мысленно (в представлениях)” может стать потребностью конкретных лиц. И в том
случае, когда готовность субъектов к определенному типу взаимодействия становится
достаточно устойчивой, можно говорить об определенном типе межличностных
отношений: приятельских, товарищеских, дружеских, супружеских[2].



Мотивационная структура типов
межличностных отношений может быть различна. Так, при возникновении
приятельских отношений мотивом включения в контакт является потребность в
общении при представившейся возможности осуществить его с привлекательным
человеком. Поскольку приятельские отношения определяются межличностной
привлекательностью (симпатией, притяжением) — они ни к чему не обязывают.
Приятельские отношения могут возникнуть при кратковременном контактном
общении и сохраняться достаточно долго, не переходя в дружеские отношения.
Возникновение и последующее развитие товарищеских межличностных отношений
определяются мотивами сотрудничества, формируемыми под влиянием содержания
совместной деятельности. Товарищеские межличностные отношения формируются уже
в группе (учебной, производственной, спортивной и т. д.) типа ассоциации и
кооперации. Мотивационная структура этого типа межличностных отношений
определяется личностно значимым для каждого участника взаимодействия
содержанием совместной деятельности (в том числе целью, задачами и т. д.).
Успешность или неуспешность совместной деятельности как следствие
срабатываемости и совместимости может ослаблять или усиливать мотивационную
структуру взаимодействия и, соответственно, товарищеских межличностных
отношений. Наконец, товарищеские межличностные отношения могут достигать
высшего уровня своего развития в коллективе, в котором “межличностные
отношения опосредуются личностно значимым и общественно ценным содержанием
групповой деятельности”[3].



Дружеские и супружеские
межличностные отношения возникают так же, как приятельские отношения, но в
последующем их развитие характеризуется переходом от межличностной привлекательности
(симпатий, притяжения) к взаимной привязанности. Мотивационная структура
дружеских и супружеских отношений преобразуется в потребность “быть вместе
реально или мысленно”. Естественно, что удовлетворение этой потребности в
общении (непосредственном, контактном или опосредованном различными средствами
связи) сопровождается положительными переживаниями, Привлекательность в этом
случае приобретает более сложное мотивационное содержание, сохраняя свои
особенности, характерные и для менее выраженных межличностных отношений,
например, приятельских.



Диапазон ситуаций, в которых
партнеры выбирают друг друга, характеризует степень обобщенности,
интегрированности отношений. Большая дифференциация отношений сказывается на
особенностях восприятиям понимания партнерами друг друга, своего положения в
системе общегруппового эмоционального фона отношений. П. Слейтер считает, что
между деловыми и интимно-эмоциональными отношениями обнаруживаются значительные
различия[4]. Он
проводит в связи с этим мысль о несовместимости близких межличностных
отношений и деловой активности. Такое мнение правомерно, но требует некоторого
уточнения.



Во-первых, не может быть полного
обезличивания отношений, всегда в любых взаимодействиях присутствует
личностный компонент. Вопрос заключается в том, где присутствие личностного
компонента оправдано больше, где — меньше.



Во-вторых, необходимо определить
степень близости межличностных отношений: одно дело приятельские отношения,
другое — дружеские и третье — супружеские. Это наиболее грубая дифференциация
степени близости межличностных отношений, внутри которой существуют свои
количественные, а может быть, и качественные различия.



В-третьих, важно знать специфику
совместно решаемых задач. В нее могут быть включены сложность деятельности,
степень взаимной зависимости членов группы, время совместной работы, степень
формализованности отношений, определяемых инструкциями, и т. д. Только с учетом
всех перечисленных факторов можно говорить о степени совместимости близких межличностных
отношений и деловой активности[5].
Число указанных факторов может быть увеличено, и они должны быть “взвешены” по
степени значимости при решении различных практических задач. Исследования Е. С.
Кузьмина, И. П. Волкова, М. П. Пикельниковой и Н. Ф. Федотовой подтверждают
значимость различных факторов в регуляции официальных и неофициальных
отношений[6]. В
условиях неофициального общения, совместного отдыха, нет четкой и “жесткой”
программы взаимодействия, что изменяет характер регуляции межличностных
отношений. Такой тип взаимодействия более интегральный, т. е. имеет широкий
диапазон выбора форм межличностных отношений (например, симпатий—антипатий).
Особое значение в этом случае приобретают личные потребности, ценностные
ориентации, интересы каждого в отдельности человека, которые, вступая,
конечно, опосредованно, во взаимодействие, формируют общегрупповые
потребности, интересы и нормы взаимоотношений. Другое дело — взаимодействия,
межличностные отношения в условиях официальной организации. В этих условиях
взаимодействия, совместная деятельность, ее задачи, инструкции определяют не
только характер работы каждого, но и нормы, правила взаимодействия всех членов
группы в целом. Негативность отношений (антипатии) исключается при официальной
организации, так как антипатии могут приводить к конфликтам и мешать
совместному труду. Вопрос, скорее, заключается в том, какой должна быть
выраженность симпатий в группе, чтобы официальные отношения не переключались на
ярко выраженные личные (неофициальные) отношения.



При рассмотрении неофициальной
организации групп заметно воздействие индивидов на общегрупповые параметры:
задачу, план и нормы взаимоотношений. Группа в этом случае сама активно
формирует межличностные отношения. Отсутствие жесткой программы взаимодействия
в большей степени раскрывает личностные особенности индивидов, которые и
регулируют характер межличностных отношений. Особый смысл тогда приобретают
взаимные межличностные притяжения—отталкивания, симпатии—антипатии, что
является условием образования устойчивых диадических связей и результатом
совместимости двух людей. Одновременно с этим межличностные притяжения —
отталкивания способствуют групповой сплоченности, что особенно четко
обнаруживается при наличии ценностно-ориентационного единства в группе, а также
однородности группы по интересам, вкусам, привычкам и т. д. Люди, испытывающие
взаимные симпатии и притяжение по отношению друг к другу при вовлечении в
совместные действия, принимают во внимание предубеждения и слабости друг друга.
Чем большее притяжение они испытывают,
тем более склонны к снисходи-тельности, а следовательно, к большему согласию и
согласованности в действиях. В свою очередь, притяжения, взаимные симпатии не
могут возникнуть без согласия и определенного сходства мнений и оценок.
Обусловленное притяжением наиболее всестороннее личное отождествление другого с
собой позволяет предугадывать его действия даже в новых ситуациях. Иначе
говоря, взаимные симпатии и антипатии несут не только эмоциональную нагрузку в
возникающих межличностных отношениях, но и выполняют регулятивную функцию в
восприятии и понимании партнерами друг друга.



Межличностное
притяжение—отталкивание, симпатии— антипатии можно рассматривать как условие и
результат совместимости—несовместимости двух лиц в определенных условиях
взаимодействия. Вслед за А. Л. Свенцицким А. И. Вендов пишет по этому поводу,
что число взаимных выборов можно использовать как один из критериев для оценки
психофизиологической и социально-психологической совместимости членов группы[7].
Практика показывает, что часто несработанность группы, экипажа, команды
объясняется отсутствием взаимных симпатий и наличием взаимных отвержений и,
наоборот, взаимные притяжения (симпатии) облегчают не только совместное проживание
и отдых, но и успешность групповой деятельности. Изучение механизмов
межличностного притяжения—отталкивания, симпатий—антипатий представляет, таким
образом, не только теоретический, но и практический интерес.



В отличие от конкретной,
производственной совместной деятельности, в которой взаимодействие
опосредовано объектом и инструкциями, в неофициальных связях на первый план выступает
значение личностных особенностей, которые и регулируют интерперсональные
отношения. Правда, неофициальные отношения полностью не освобождены от влияния
таких внешних условий, как время взаимодействия, изолированность и
автономность группы и др. Возникновение отношений в этом случае определяется
произвольным выбором, хотя он и не всегда полностью осознается партнерами.
Кроме того, выбор должен быть взаимным, иначе невозможна реализация индивидуальных
потребностей во взаимодействии. Первично возникшее межличностное притяжение
определяет, в случае закрепления, дальнейшее взаимодействие двух людей.



Поскольку взаимные выборы и
отвержения не задаются жестко внешними условиями и инструкциями, возникает
вопрос о том, что притягивает—отталкивает двух людей, вызывает взаимные
симпатии—антипатии: подобие, сходства или различия, дополнения. В настоящее
время существует два направления в исследовании межличностного притяжения: одно
утверждает первичную значимость сходства между людьми и подобие установок для
образования устойчивых симпатий (притяжений); другое считает, что взаимная
дополняемость является решающей в определении межличностных отношений.



Теория “балансных моделей”
утверждает, что сходства в аттитюдах относительно важных объектов (включая самих
себя) усиливает взаимное тяготение. Эта теория предполагает действие трех
основных компонентов, соотношение которых и регулирует притяжение—отталкивание(данная
личность Р, другая личность О и некоторый неличный объект X,
например обсуждаемый вопрос). Схематически элементы системы отношений могут
быть представлены следующим образом (рис. 2.1).





Система может считаться
сбалансированной, если знак отношений через опосредованный объект Х
совпадает. Притяжение (+а) возникает в случае согласия в отношениях к
объекту X, т. е. когда (+b) и (+с) или (-b) и (-с). (Это сбалансированная
система.)



Отталкивание (-) является
следствием рассогласования в отношениях к объекту X, т. е. когда (+b) и (-с) или (-b)и (+с)
(несбалансированная система отношений).



Основным положением теории Хайдера
является то, что люди имеют тенденцию предпочитать сбалансированные ситуации в
своих межличностных отношениях[8].
Автор берет в основу этого утверждения факт существования некоторой
внутриличностной силы и напряжения, которые приводят к достижению баланса. В
условиях дисбаланса личность будет испытывать напряжение, или дискомфорт.
Поэтому предполагается, что она изменит свое поведение таким образом, чтобы
максимизировать баланс, изменяя либо свои симпатии к другому лицу, либо свою
ориентацию по отношению к Х (объекту). В условиях баланса личность Р
испытывает относительно меньшее напряжение и не меняет ни своих установок к
личности О, ни своего поведения.



Установки или отношения как к
объекту, так и к другому лицу всегда имеют положительный или отрицательный знак
(симпатии и антипатии). Т. М. Ньюком уточняет теорию Хайдера и вводит концепцию
воспринимаемых ориентации, или отношений (рис. 2.2).



На рис. 2.2 отсутствуют
положительные и отрицательные отношения для упрощения, но они дополнены
пунктирными стрелками, которые указывают на восприятие личностью отношений к
объекту (аттитюд) и к самой себе (симпатия) со стороны другого лица.

*delim* 



Таким образом, модель Ньюкома
состоит из пяти переменных: симпатия (а), воспринимаемая симпатия (b), аттитюд данной
личности (с) (отношение к объекту X), восприятие другого (Р-0)
— (
d),
восприятие аттитюда другой личности (е).



Т. М. Ньюком считает, что общение
будет развиваться в диадах как следствие дисбаланса, а баланс возникнет через
общение. Общение позволяет лицу Р определить некоторые особенности
восприятия другой личности О. Воспринимаемое подобие является ключевым
фактором во взаимном притяжении людей. Оно, в отличие от действительного
подобия установок (аттитюдов), обращено к индивидуальной оценке разницы между
своим мнением и мнением другого в отношении объекта обсуждения. Так, личность А
притягивается В, если A воспринимает В как подобную себе в
установках. Т. М. Ньюком проводил разнообразные измерения установок в группах
студентов, живших вместе в общежитии и ранее между собой не знакомых[9]. Он
обнаружил, что в течение нескольких недель сильные взаимные тяготения имели
место среди тех, кто вначале проявлял наибольшее подобие в своих установках.
Выявлены значительные корреляции между первоначальным сходством в ценностях,
измеренных по ценностной шкале Олпорта — Вернона, и межличностным притяжением в
конце 14-й недели совместного проживания в общежитии. В одном из других, более
поздних своих исследований, Т. М. Ньюком изучал устойчивость межличностных симпатий[10].
Понедельное измерение межличностных притяжений у 17 мужчин, первоначально
незнакомых, показало индивидуальные изменения в течение всего периода. Тем не
менее между тремя видами элементов (Р — О — X) в общем существовал баланс
отношений. Н. Коган трактует объект Х в модели Р— О — Х как
третью самостоятельную личность. Действительно, объект обсуждения не является
безразличным как для Р, так и для О, но помимо этого он как бы
синтезирует проектируемые качества двух реальных партнеров. Через объект и
возможна связь двух лиц, которые заинтересованы в удовлетворении своих
потребностей в общении. И все же главным из пяти переменных является
совпадение собственных симпатий партнера Р и воспринимаемой им симпатии
со стороны другого — О, что и показал в своей работе X. Тейлор[11].



Д. Брокстон изучал факторы
межличностного притяжения, которые определяли удовлетворенность проживания
студентов в одной комнате[12].
Испытуемыми были 121 женщина, у которых в течение половины академического года
меняли напарницу по комнате и определяли их субъективную удовлетворенность своими
соседками. Субъективная удовлетворенность выше в том случае, когда в большей
степени совпадает представление о самой себе (“Я-концепция”) и восприятие
данного лица другим человеком. Межличностное притяжение является прямо связанным
с взаимным согласием относительно “Я-концепций”. Личность Р является
привлекательной для другой личности О, если она (личность 0)
воспринимается Р так же, как сама она (О) оценивает себя (со
своими любимыми и нелюбимыми качествами). Сознание человека, что он понимаем
другим, способствует дальнейшему успешному взаимодействию. Но полного
взаимопонимания быть не может, и это сохраняет в значительной мере ту
дистанцию, которая вызывает взаимный интерес людей друг к другу.



В работах Г. Бирна сделан важный шаг
в понимании установок как факторов, определяющих межличностное притяжение[13]. Он
дифференцирует установки на важные и второстепенные, что позволяет определить
иерархию личностных качеств, в большей или меньшей мере определяющих
межличностное притяжение[14].
Используя процедуру “подставного” влияния личностных характеристик
(представленных вопросниками, заполненными экспериментатором определенным
образом), он обнаружил, что сходство в установках усиливает чувство симпатии к
мнимым незнакомцам. Причем симпатия проявляется в большей мере тогда, когда
сходство установок обнаруживается по важным качествам и различие — по
второстепенным, менее значимым для данного человека. Наоборот, симпатия к
представляемому (по опроснику) лицу меньшая, если испытуемый обнаруживает
сходство с ним по второстепенным качествам и различия — по важным. Таким
образом, каждый человек не только оценивает свои качества и качества других как
положительные и отрицательные (работа Дж. Брокстона), но и как важные, значимые,
и второстепенные. Сходство и различие “Я-концепций” имеет неодинаковое значение
для межличностных притяжений, что зависит от контекста, в котором
обнаруживается это подобие-контраст. Положительные и отрицательные
эмоциональные отношения в группе влияют на симпатию по-разному, в зависимости
от того, с кем приходится работать (с подобным или контрастным по отношению к
себе человеком). С. Тейлором и В. Меттелом был поставлен эксперимент, в котором
взаимодействие между членами группы было реальным, а не представляемым[15]. В
эксперименте участвовало 7 групп, в которые были включены подставные лица —
соучастники и сообщники экспериментатора. Одни группы были составлены из лиц,
имеющих близкие “Я-концепции”, другие группы из лиц с разными “Я-концепциями”.
Причем подставные лица вели себя в условиях взаимодействия с другими приятным
или неприятным образом, т. е. создавали положительную или отрицательную
атмосферу в группе. Результаты исследований показали, что приятно ведущий себя
в группе индивид, имеющий сходные “Я-концепции” с партнером по взаимодействию,
нравится больше, чем приятный, но контрастный другой. Неприятный и подобный
другой нравится в значительно меньшей степени, чем неприятный и контрастный
(несхожий) другой. Эмоционально окрашенная ситуация взаимодействия разводит
параметры подобия—контраста и вскрывает сущность симпатий—антипатий к лицам,
сходным или различным по их “Я-концепциям”. Причем ведущим является
эмоциональный компонент взаимодействия, а не когнитивный,
фиксирующий сходство двух лиц.



Схематически соотношения
приятно—неприятно ведущих себя, контрастных — подобных по “Я-концепциям” могут
быть представлены так, как это изображено на рис. 2.3.





Стрелка со сплошной линией
указывает на то, что это сочетание вызывает большую симпатию, а стрелка с
пунктирной линией показывает меньшую симпатию.



Но не только эмоциональный фон
(положительный и отрицательный) определяет значимость подобия—контраста “Я-концепций”
при образовании симпатий—антипатий. Так, Д. Новак и М. Лернер, исследуя
пациентов с некоторыми эмоциональными расстройствами, обнаружили, что в
созданной ими экспериментальной ситуации испытуемые отвергают подобных себе
лиц в большей степени, чем несхожих[16].
Собственно говоря, авторы почти вплотную подошли к выделению такого фактора,
как уровень индивидуально-психологических характеристик. Для выявления
значения подобия—контраста важно не только определить это различие, но и знать
уровень выраженности тех или иных качеств у членов группы. Конечно, у лиц, имеющих
эмоциональные расстройства, “Я-концепция” имеет свою специфику, но она
отражает реальные качества личности. Когда два индивида с эмоциональным
расстройством (одинаково значительным, высоким уровнем) вынуждены
взаимодействовать непосредственно или опосредованно, возникает их субъективная
неудовлетворенность друг другом. Совсем другое дело, если бы пришлось
взаимодействовать партнерам, не имеющим крайнего нарушения
эмоционально-волевой сферы. В этом случае подобие их вряд ли привело бы к
возникновению антипатий.



На межличностное притяжение влияют
предполагаемые условия сотрудничества и соперничества. Они изменяют отношение
к лицу, с которым предполагается взаимодействие, что показано в исследованиях
М. Лернера[17].
Информацию о другом (предполагаемом партнере) испытуемые получали якобы из соседней
комнаты. На самом деле на магнитофоне было записано интервью предварительно, но
испытуемые воспринимали его как действительное. Показатели, полученные в
предполагаемых ситуациях сотрудничества и соперничества, сравнивались с результатами
контрольной ситуации, в которой взаимодействие вообще не ожидалось. Измерение
сходства основывалось на разнице между ответами при заполнении личностных
опросников на себя и на “мнимого” партнера. Специально оценивалась социальная
дистанция, к которой стремился испытуемый в случае предполагаемого
сотрудничества, соперничества и в условиях, когда взаимодействие не ожидалось.
Социальная дистанция в данном случае оценивалась по желанию испытуемого близко
взаимодействовать с предполагаемым партнером (жить в одной комнате, быть лично
знакомым). Привлекательность определялась по 15 шкалам, сумма которых могла
служить основанием для оценки симпатии к другому (предполагаемому) партнеру.
Полученные результаты говорят о следующем.



1. Ожидаемое конкурирующее
взаимодействие приводит к снижению сходства, которое оценивается испытуемым при
заполнении вопросника на предполагаемого партнера. Для понимания
соревновательной ситуации (даже предполагаемой, как в данном случае) следует
иметь в виду, что оценивание и сравнение себя и соперников является главным
фактором, регулирующим поведение. Поэтому при оценке подобия—контраста
(ожидаемого соперничества) испытуемый невольно переоценивает различия между
собой и предполагаемым партнером. Само условие соревнования предполагает
дифференциацию между конкурирующими людьми, а сотрудничество, наоборот, требует
консолидации, сближения между членами группы.



2. В условиях ожидаемого
соперничества испытуемые показали тенденцию к росту показателя социальной
дистанции (р = 0,2). Это влияние особенно ярко проявилось в реакциях на
вопрос: “Желали бы Вы иметь этого партнера своим товарищем по комнате?”



3. Ожидаемое сотрудничество
вызывает у испытуемых желание сократить социальную дистанцию с предполагаемым
партнером, что тоже вполне понятно, если учесть, что оптимальное
сотрудничество невозможно без более или менее адекватных знаний о партнере, а
это возможно только при сближении с ним.



4. Предполагаемое сотрудничество
приводит к росту привлекательности субъекта, с которым ожидается
взаимодействие.



Работа М. Лернера утверждает в
межличностных притяжениях значение условий, в которых осуществляется или даже
предполагается взаимодействие между двумя партнерами. Эти условия — внешние,
внегрупповые факторы, учет которых просто необходим для изучения сложного
механизма образования притяжений и симпатий. Внегрупповые условия предполагаемого
сотрудничества и соперничества формируют аттитюды, и через них происходит
образование межличностного притяжения—отталкивания, симпатий—антипатий.



Большинство рассмотренных
исследований говорит о следующем.



1. Сходство установок и “Я-концепций” в целом имеет прямую
связь с привлекательностью.



2. Совпадение установок и “Я-концепций” особенно сказывается
на взаимных симпатиях на первых этапах взаимодействия.



3. Притяжение больше при адекватном восприятии партнерами
положительных и отрицательных черт “Я-концепций” друг друга.



4. Для образования притяжений сходство важных и второстепенных
черт в “Я-концепциях” имеет разное значение. Подобие по личностным качествам,
значимым в “Я-концепций”, и различие по второстепенным вызывают симпатию в
большей степени. Различие по важным для личности качествам и сходство по
второстепенным в “Я-концепциях” снижает притяжение и симпатию.



5. Важное значение для возникновения симпатий и притяжений
имеет не только подобие и контраст в “Я-концепциях”, но и то, на каком
эмоциональном фоне обнаруживается это сходство. Положительное или отрицательное
эмоциональное воздействие одного партнера на другого вскрывает различную
значимость подобия в “Я-концепциях”.



6. Помимо эмоционального фона, возникающего при реальном
взаимодействии, на межличностное притяжение оказывают влияние условия
соперничества и сотрудничества. Они поляризуют установки испытуемого при оценке
подобия—контраста в условиях ожидаемого сотрудничества и соперничества. Кроме
того, эти условия по-разному влияют на симпатию испытуемого к “лицу”, с
которым предполагается взаимодействие. Ожидаемое соперничество приводит к
переоценке различий с предполагаемым партнером и к увеличению социальной дистанции
с ним, т. е. вызывает отталкивание. Предполагаемое сотрудничество в целом
усиливает симпатию испытуемого к партнеру. Ситуации сотрудничества и
соперничества предполагают разную категорию действий и поведения человека в
целом. Фактически в исследованиях М. Лернера у испытуемых формировалась
определенная установка на взаимодействие в единстве ее когнитивного,
эмоционального и поведенческого компонентов. Как предполагаемое
взаимодействие, так и объективно наступившее вызывают совпадение притяжений и
симпатий, характеризуя конвергенцию трех компонентов.



Специальный эксперимент М. Лернера
не отвергает мнения о том, что внешние условия вторичны при образовании неофициальных
связей. Он подчеркивает особую сложность и интимность условий, в которых
происходит возникновение межличностного притяжения и симпатий. Конечно,
отправной точкой взаимных симпатий являются общие предпосылки сотрудничества
между людьми и потребность в общении. Значение же аттитюдов и “Я-концепций”
должно быть производным реальных условий взаимодействия людей.



В то же время оценивая
исследования, посвященные роли воспринимаемого подобия в установках и
“Я-концепциях”, следует признать их целесообразность (рис.2.4).



 

Значение факторов большее на
первых этапах образования межличностных отношений.



Рис. 2.4





Они могут значительно дополнить
работы, в которых изучаются реальные взаимодействия людей. Балансные модели
Хайдера и Ньюкома явились исключительно важным и удобным инструментом анализа
межличностного притяжения и симпатий,но они, однако, не могут в равной мере
применяться для объяснения всех сложных видов взаимодействия людей.



Следует различать степень взаимосвязанности и условные типы
межличностных отношений: приятельские, товарищеские, дружеские и супружеские.
Нельзя забывать также о специфике однополых и разнополых связей, возрастных
особенностях образования и сохранения отношений. Кроме значения сходства в
установках, “Я-концепциях” и условий взаимодействия (сотрудничества и
соперничества) важно учитывать реальное (объективное) сходство и различие
людей. Логика исследований привела психологов к необходимости изучать не
только сиюминутные процессы и состояния межличностной привлекательности, но и устойчивые
связи между людьми. Вполне естественно, что в поле зрения попали две важнейшие
категории отношений: дружеские и супружеские. Они потребовали более
углубленных исследований не только воспринимаемого сходства—различия людей, но
и действительного подобия—контраста по свойствам личности, основным потребностям.












[1]
Экспериментальная психология. /Под ред. П. Фресса и Ж. Пиаже. М., 1975. С. 61.






[2] В
нашей работе подробно будут рассматриваться только дружеские и супружеские
отношения. Здесь же мы останавливаемся на этих четырех типах межличностных
отношениях с целью лучшего понимания дружеских и супружеских отношений.







[3]
Петровский А.В., Шпалинский В.В. Социальная психология коллектива. М., 1978. С. 65.







[4] Slater P. E. Poll differentiation in small groups. —
In: Small groups. Studies in social interaction. Ed. by P. Hare.E. Borgalta, R.
Bales. New York,
1962.









[5]
Федотова Н. Ф. Формирование знаний друг о друге у участников совместной
деятельности. Автореф. канд. дис. Л., 1973.







[6]
Кузьмин Е. С. Основы социальной психологии. Л..
1967; Волкова И. П. Исследование
лидерства как функция групповых задач. — В кн.: Экспериментальная и
прикладная психология. Л., 1971; Пикельникова М. П. О некоторых особенностях
самооценок, оценок в производственных коллективах. — В кн.: Человек и общество.
Вып. 4. Л.,
1969. С. 48-52.









[7]
Свенцицкий А.Л. Социальная психология управления производственными
коллективами. Л., 1971; Вендов А.И. Социально-психологическое исследование
лидерства в малых группах (на материале школьных групп). Автореф.
кан. дис. Л., 1973.







[8] Теория Хайдера и Ньюкома приводится по: Taylor
Н. F. Balance and change in two
person group. — Sociometry, 1967, vol. 30, Sept., p. 262-279.









[9] Newcomb Т. М. The prediction of
interpersonal attraction. — The American Psychologist, 1956, vol. 11, N 11.









[10] Newcomb Т. М. Stabilities
underlying change in interpersonal attraction. — J. Abnormal Social Psychology,
1963, vol. 66. N 5. p. 480-488.









[111] Taylor Н. F. Balance and change in two person group. — Sociometry,
1956, vol. 30. N 3, Sept., p. 262-279.









[112] Broxton D.
A. A test of interpersonal attraction predictions derived from balance theory.
— J. Abnormal Social Psychology, Vol. 66, 1963, N 44, p. 394-397.









[13] Вугпе G. L. Effectance
aronsal and attraction. — J. Personality and Social Psychology, 1967, vol. 638,
Aug., p. 1-18.









14 Вугпе G. L; Attitudes and attraction. — Advance in Experimental Social
Psychology, New York.
1969, vol. 4, p. 35-89.







15 Taylor S. E.,
Mettel V. R. When similarity breeds contempt. — J. Personality and
Social Psychology, 1971, vol. 20, N 1, Oct.



[16] Nowak D. W. a. Lerner М. Y. Rejection as consequence of
perceived similarity. — J. Personal and Social Psychology, 1968, vol. 9, p.
147-152.













[17] Lerner М. Y., Sherer W. C. Similarity and
attraction in social context. — J. Personality snd Social Psychology, 1967,
vol. 5, N 4, p. 481-486.







Н. Н. Обозов



комментарии

скоро будут...


схожие психологические статьи